Home ] Up ]

Extreme, Ruhnu saar, Eesti

 

Вечером 12 августа вернулся из Юркалне, где ночевал в гостевом доме на берегу моря, и пробовал свои три новые антенны для УКВ ДХ-инга - 3х элементная для радиовещательного ФМ диапазона, 5и элементная для 6-12 каналов и 24х элементная для дециметрового диапазона. Первая поездка оказалась неудачной из-за плохой во всех отношениях погоды и полного из-за этого отсутствия прохождения, периодически шел дождь, ветер временами достигал такой силы, что вынуждал прятаться в домике и закрывать окно - и это в начале августа, когда в Латвии всегда, сколько себя помню, была хорошая погода! О том, чтобы позагорать на берегу и поплавать в море, можно было только периодически с ностальгией вспоминать. Увы, настоящего лета у нас нет уже второй год подряд, хорошо, что еще в этот раз у нас не было такого сильного ветра как, например, в Калининграде. Планирую поездку повторить.

Собрал вещи и выпив порцию симптоматических порошков от начинающейся простуды, (отдохнул, называется, у моря) на следующее утро, чихая, уехал на побережье Рижского залива, в г.Роя, где оставил машину на пристани, пересел в маленький, видавший виды, кораблик и, продолжив свою серию экстремального туризма, отправился на эстонский остров Рухну.

 

Время в пути  - три часа в одну сторону на открытой палубе. Расстояние от Рои 45 километров. Пожилой капитан, много раз проводивший свое судно по этому маршруту,  с легкой усмешкой, видя растерянные лица, успокаивал пассажиров как мог, показал спасательный жилет и продемонстрировал как его надевать при необходимости. В заключение перед стартом мы увидели фонарик непрерывного свечения на двое суток, и, главное, свисток, то ли для отпугивания акул, то ли для привлечения внимания спасателей. Каждый из нас, похоже, попробовал всерьез представить в этот момент как он будет болтаться двое суток в холодной воде с фонариком в руке и свистком во рту. Лица у всех вытянулись, и народ присмирел. У пристани вода была спокойная, ветра тоже практически не было совсем, и все решили ехать. Однако, по мере того, как мы удалялись от берега, постепенно ветер задул все сильнее и сильнее. Качка через полтора-два часа началась вполне серьезная, нешуточная, особенно когда мы миновали защищавшую от морского ветра полосу мыса Колка и пошли на полной скорости к острову, пересекая международную трассу Любек - Стокгольм - Рига, по которой наперерез нам двигались огромные танкеры, один за другим. Наш капитан оказался  азартным водителем и два раза, со знанием дела, красиво "подрезал" их, если так можно в данном случае сказать, буквально проскочив перед ними на расстоянии, с которого можно было прочитать название кораблей. Я - человек в морском деле неопытный, но мне показалось, что, все-таки стоило бы оба раза притормозить для надежности. Думаю, что при ином исходе танкеры просто бы не почувствовали столкновения с нами.

Остров встретил сильным ветром, впечатляющей и сравнимой с габаритами нашего плавательного средства высоты и глубины волнами, в которых нас болтало и кидало с борта на борт, пока мы пробирались к фарватеру, ведущему к пристани. Я в это время укрывался от ветра на скамеечке перед рубкой, вцепившись для сохранения равновесия и устойчивости обеими руками в поручни. Больше заняться было нечем, бежать прятаться в рубку было бы совсем позорно. Пару раз меня с головы до ног основательно достали приличные порции водяной пыли и брызг, когда нос корабля в очередной раз провалился куда-то вниз, едва не зачерпнув воды на палубу, где находились пассажиры, и откуда по всему Рижскому заливу разносился отчаянный женский визг. Надо сказать, что временами поверить в реальность происходящего было не так просто из-за того, что обстановка вокруг слишком уж отличалась от повседневной, напоминала аттракцион какой-то, Диснейленд-2, вот сейчас выйдет оплаченное время, диспетчер нажмет кнопку "стоп", машина, творящая волны и ветер, остановится, и я выйду вместе с остальными в теплую, летнюю атмосферу курортного города  к праздной, переполненной эмоциями отдыхающей публике, напросившей на свою голову и получившей наконец долгожданную порцию адреналина. На удивление качка, которую я перенес, можно сказать, первый раз в жизни, оказалась не таким страшным испытанием для вестибуляторного аппарата, никакого дискомфорта я вообще не испытал ни разу, и никому из группы тоже не стало плохо.

На  острове в его внутренней части, защищенной лесом, в отличие от продуваемой насквозь пронизывающим осенним ветром пристани, было тихо, тепло и сыро. Деревенские домики неожиданно возникали из сказочного леса, когда мы проезжали мимо по сельским ухабистым дорогам, и также быстро скрывались, таяли в нем.

Нашу группу ждал обед, а потом экскурсии в местный этнографический музей и церковь - все, кроме вкусной, простой, деревенской еды, очень историческое, древнее и хорошо сохранившееся, поскольку общественные катаклизмы и перипетии  двадцатого века пощадили островитян, войны и революции почти что обошли, не затронув, стороной, а защищаться от стихии местные жители во все времена хорошо умели и передавали эти навыки из поколения в поколение. Все режимы и политические проекты в этом месте всегда были вынуждены уважать требования природы, соизмерять с ней свои амбиции и планы. Шутить природа не любит, об этом  осталось множество свидетельств - затопленные корабли, уничтоженные напрочь и унесенные в море прибрежные строения и рыболовецкие принадлежности, не выдержавшие ударов ветра и волн вырванные с корнями, поваленные деревья.

Название острову дали, насколько я понял экскурсовода, шведы. Звучит оно по-шведски "Руно" и означает не что иное как те самые древнескандинавские письменные знаки. У жителей не было фамилий, их заменяли рунические знаки, имевшиеся у каждого поселения, хутора, хозяйства. Шведы были основными жителями на протяжении нескольких последних столетий, на острове действовало т.н. "шведское право", по которому у жителей имелись широкие автономные административные полномочия в период зимнего времени, когда сообщение со Швецией было по естественным техническим причинам ограничено, а то и вовсе невозможно. Петр Первый, кстати, это "шведское право" на территории острова сохранил. Шведы эмигрировали в 1943 году по соглашению между Швецией и Германией, и на их место для поддержания хозяйства приехали эстонцы с материка, потомки которых, в основном, и живут на острове сейчас. 67 постоянных жителей по статистике. Шведы понемногу возвращают себе их недвижимое имущество, некоторые живут постоянно, но большинство приезжает лишь на несколько дней раз в год, и далеко не все их возвращенное имущество находится в удовлетворительном и достойном проживания состоянии. В Латвии остров называют "Роню сала", что означает "остров тюленей". Возможно, что это - просто адаптация слова, сходная по звучанию. Ни одного тюленя на острове я не заметил.  Остров мирно, после проведения референдума среди местных жителей, передали Эстонии в начале 20х годов 20 века. Латвия, также претендовавшая на остров, по договору с Эстонией становилась первым государством, которое получит права на остров, если Эстония по каким-либо причинам откажется от него. Наверное, этот договор все еще действует, но связей с Латвией почти что и нет. Нет регулярного пассажирского сообщения, только такие как наш редкие чартерные рейсы. На острове работают несколько специалистов из Латвии, что-то из жизни острова углубленно изучающих. Не запомнил, что именно.

На острове - два магазина, продают все - от продуктов до трикотажа. Деньги принимают любые, быстро пересчитывают курсы и даже сдачу могут выдать в сантимах. Продавцы говорят по-русски, но заметно, что из-за отсутствия практики после ухода отсюда советских войск и администрации делать им это не так просто, как нашей латвийской компании, в которой я был единственным русским, и которая даже дружно подбирала русские слова, подсказывала, помогая экскурсоводу во время его лекции.

На острове нет полиции, в т.ч. и дорожной. Машины здесь ездят без всякого техосмотра, внешний вид некоторых из них впечатляет, просто музейные экспонаты на колесах. Дороги - гравий, песок и ямы. Асфальта нет.

Есть семейный врач, который может оказать первую помощь, но в серьезных случаях вызывается санитарная авиация из Таллина, которой дается 40 минут, чтобы добраться до острова. Женщины уезжают рожать на материк заранее. В школе в этом году 13 учеников, учат с 1 по 9 классы. Получается, что почти по одному учителю на ученика. Коммуникации самые современные, и телефонная связь, и компьютеры, и интернет - все доступно всем.

Транспортное сообщение с материковой Эстонией и с островами - по воде во время навигации, когда залив не покрыт льдом, и по воздуху  - несколько раз в неделю.

Отношение к тому, что растет из земли, будь то сосны на берегу, лиственные деревья  или даже обычные сорняки - крапива в человеческий рост, бережное и аккуратное, деревья - союзники человека в борьбе с водой, помогают укрепиться и выжить, поэтому деревьев, кустарников и всего остального в практически нетронутом виде на острове везде очень много. Воздух - сочетание морской свежести и заповедного леса. И этим все сказано.

Рекомендую сайт http://www.ruhnu.ee для информации, повторяться не хочу, там среди прочего много фотографий, в том числе исторических. Я тоже фотографировал.

Это - дизельная электростанция и резервуары для топлива. Навигации зимой нет, поэтому топливо доставляют и запасают на зиму заранее. Постоянно шумит, когда работает, естественно.

А это - оранжевый самолетик компании Air Livonia, видимый и на первом снимке в правой стороне, несколько раз в неделю совершающий рейсы на большую землю.

Экскурсионная программа завершилась прогулкой по острову к маяку, который расположен в самом высоком месте острова - 27 метров над уровнем моря. Маяк проектировал Эйфель, поэтому, понятно, почему у него такая  необычная конструкция.

 

к 100-летию открытия

 Пляж Limo - рай для отдыхающих и необитаемый остров, лето вернулось на те полчаса, когда я возвращался к пристани по берегу моря, и были все шансы почувствовать себя персонажем из мультфильма "Мадагаскар" в компании веселых зверей, на берегу - не пальмы, но сосны, а в остальном все очень похоже.

 

Ближе к пристани - следы человека и его противостояния природе.

 

Зона для сталкеров тоже имеется.

 

Проход к пристани такой вот какой есть, неподалеку - ремонтные, восстановительные после январского шторма работы.

 

Тем же вечером домой - полный вперед!

 

Отъезжаем - пристань.

 

Остров - весь как на ладони, почти уже на горизонте, и море успокоилось.

 

"морской волк"

На обратном пути скрываться от ветра было негде, он задувал, казалось, со всех сторон. Наша отмороженная во всех отношениях компания установила мангал прямо на корме, на столе появился коньяк и закуска - и никогда еще в жизни я не ел такое вкусное мясо! Здоровая, калорийная еда и хороший алкоголь помогли перенести эти последние часы морского путешествия - холод и ветер отступили и отстали от нас. В 8 вечера мы причалили к латвийскому берегу. Капитану достались овации, аплодисменты и всяческие благодарности от незадачливых экстремалов.

На острове экскурсовод рассказывал, как одна из таких экскурсий из Латвии, с трудом добравшаяся до острова на этом же кораблике, вынуждена была остаться на три дня, потому что совершенно невозможно было с острова выбраться из-за сильного ветра и очень неспокойного моря. Так что, кажется, нам даже еще и повезло с погодой, не такая и плохая она  была в этот день.

Ночевал я  в Рое в гостевом доме и наутро проснулся полностью здоровым. Простуда исчезла, как-будто и не начиналась совсем.

Записал аудио фрагмент радиостанции Raadio Kadi на частоте 90.5 МГц из Kuresaare, что на острове Сааремаа в Эстонии с более менее приличным в отличие от первого, записанного на Колке несколько лет назад, качеством. Находится в разделе FM DX/audio.