Home ] Up ]

Мониторинг на маяке Слитере, 17 августа 2005 года (часть вторая - химическая кастрация и мертвые города)

История с поездкой на остров Рухну получила неожиданное прохождение. Если помните, у меня была информация о том, что наш гид рассказывал, как одна из туристических групп вынуждена была остаться на острове из-за плохой погоды. Так вот гид, работающий на маяке в Слитере, был в той группе. И на том же кораблике, что и я, добирался до острова. Мир тесен.

Последние полчаса на маяке провел, настроившись на частоту 89.6 MHz, на которой вещает для Стокгольма SR P6 International. Передавалась русская программа. Время замедлилось, а потом и совсем остановилось, неуместен был его размеренный ход на фоне траурной музыки, печальных, медленных, почти безжизненных и преисполненных вселенской скорби голосов Ирины Макридовой, Юрия Гурмана и Виктории Ринкус. Казалось даже, что это не люди-журналисты на рабочих местах у микрофонов, а компьютер, заряженный аудиокодеками, скопированными с голосов, читает на special Russian написанные МИДом Швеции тексты. Темы серьезные - расизм, неонацизм, преступления на почве разных типов ненависти людей, будь то цвет кожи, сексуальная ориентация и религиозная принадлежность, убийства подростков еврейской национальности, проблемы воспитания детей в школах и т.п. Я искренне пожалел журналистов и всех жителей Швеции и сразу же, проникшись неявными побуждающими аргументами и намеками, передумал, т.е. решил не просить в этой стране политического убежища. Бедные! Тяжело-то как им приходится! В каком жестоком мире, наполненном убийцами, антисемитами, расистами, фашистами, педофилами и умственно отсталыми детьми им приходится жить! Это же надо как изменился Стокгольм в худшую сторону со времени моего последнего посещения в 2001 году! Тогда он мне напомнил санаторий с неплохим набором оздоровительных процедур и вежливым обслуживающим персоналом. Или, может быть, бывшим советским, российским людям, за долгие годы эмиграции, похоже, окончательно проспиртовавшимся в химически стерильной скандинавской санаторно-курортной среде, просто сравнивать не с чем?

Впечатляюще смотрится на этом фоне лапша на ушах слушателя-энтузиаста, конспектирующего тексты программ SR P6 в российской глубинке и мечтающего среди постсоветских развалин о  стокгольмском эксклюзиве и цивилизации.

Кончилась передача на русском и началась на английском, первые слова диктора были не "передаем последние известия", а такие: "How to deal with the growing rape problem here? Some politicians call for chemical castration..."  Похоже на то, что "chemical castration" - это уже следующий этап для подготовленных политкорректных жителей настоящей Европы, как следует обработанных катком тотальной демофашистской пропаганды, и доведенных до состояния, в котором им ничем другим уже заниматься не хочется или хочется, но запрещено, бывшие жители СССР до этого уровня еще пока не доросли, и, к досаде стратегов, плохо в последнее время поддаются дрессировке.

В сутках 24 часа всего, время небезразмерно, а сказать, заявить, обозначить, продекламировать позиции, близкие своей национальной, социальной, экономическо-финансовой группе надо обязательно, для этого, для формирования у изначально нейтральной и безразличной среды слушателей нужной вещателям точки зрения и ведутся такие программы, деньги на ветер в образовательно-объективно-информационных целях никто никогда ни для кого выбрасывать не будет. Священные коровы, стереотипы и штампы западной пропаганды, не сомневайтесь, всегда будут втиснуты в любой формат, в любые полчаса, и в каждый день вещания. Евреи, например, делают это очень хорошо, на высоком профессиональном уровне. Если сомневаетесь, включите и послушайте. В течение 24х часов вы не можете не услышать с Запада по-русски, например, об антисемитизме, холокосте и тяжелой судьбе еврейского народа, эта тема - приоритет номер 1 и проходит через все радиостанции, программы и все форматы. Русские - из рук вон плохо, потому что несамостоятельность, инфантилизм, тотальное заимствование с Запада культурных процессов, причудливая детская смесь комплексов, обид, тайной зависти к Западу, свойственные русским, национальные средства массовой информации которых находятся под жесточайшим идеологическим контролем Запада уже более 15 лет, основанием и стержнем творческого процесса не станут никогда. Есть еще другие приоритеты, которые "свободные" журналисты в "свободных", "демократических" и "цивилизованных" странах за деньги по установленным хозяевами, заказывающими музыку, правилам озвучивают с разными интонациями. Кто как может, кто на что по разным причинам способен. Эрудиция, таланты всякие, классическое высшее образование не помешают делу. Только вот, я думаю, чем же отличается эта "демократия" от тоталитарных принципов бывшего советского режима в нашей бывшей стране?

Я закончил наблюдения за эфиром, упаковал аппаратуру и по пути домой заехал в Ирбене, где во времена СССР располагалась советская военная база. На фотографиях - все, что от нее осталось. Тотальная заброшенность, мерзость запустения, буйная растительность на улицах и даже на крышах зданий. В подъездах покинутых русскими жилых домов под ногами хрустит битое стекло, скрипят проржавевшие петли на дверях, шумит и свистит ветер в разбитых окнах. На одном из зданий сохранилась табличка "улица Набережная, дом 1", среди хозяйственных построек угадываются элементы разрушенной инфраструктуры, склады и магазины. Если это не результаты применения оружия массового поражения в войне Запада с Россией, частью которого всегда являлась радиопропаганда, то что это?

Irbene, 17.08.2005

       

       

       

       

         

Кое-как продолжает функционировать доставшийся латвийским властям в нагрузку антенный комплекс, переоборудованный под астрономический центр. Обычно для газетных и журнальных публикаций выбирается по-европейски отремонтированная лицевая, фасадная часть здания антенного комплекса, т.к. остальные три стороны для рекламы не подходят. Просто стыдно их не то, чтобы публиковать в прессе, а даже разглядывать пристально в присутствии хозяев неприлично. Был я там два года назад на экскурсии, забирался наверх к быстро постаревшему и обветшавшему без надлежащего технического обслуживания антенному зеркалу, внутри помещения ощущение деградации науки и технологии как таковой на современном этапе развития латвийского общества, заброшенности и ненужности никому здесь этого объекта поразило тогда, если бы ограничился газетной рекламой и не поехал сам, не увидел бы, как оно на самом деле все обстоит.

А это фоторепортаж из Скрунды, куда я ездил в начале августа. В отличие от Ирбене территория  бывшего комплекса жилых помещений продолжает охраняться, внутрь меня не пустила полиция, но фотографировать разрешили. Но если верить рассказам полицейских скоро охранять будет практически нечего, оставленная русскими в идеальном состоянии система коммуникаций, тепло- и газоснабжения была сразу же после ухода российских войск отключена от электросети, а местная автономная электростанция, мощности которой хватило бы на несколько городов Кулдигского района, была целенаправленно уничтожена, чтобы русские никогда не смогли вновь ей воспользоваться. Полицейские с горечью рассказывали, как в  первую же зиму, оставленная без обслуживания, вышла из строя вся система центрального отопления поселка, как всю зиму в домах были слышны взрывы от лопающихся батарей, как приезжали и уезжали "инвесторы"-спекулянты недвижимым имуществом, как взрывали недостроенный антенный комплекс, в котором никогда не было никакой военной и вредной для окружающей среды аппаратуры, и который при соответствующем финансировании можно было бы приспособить для иных народнохозяйственных целей, хотя бы для туризма, какие грандиозные планы строительства и развития местной инфраструктуры были у советской военной администрации в последние годы стабильности, но всем им не суждено было сбыться, все ушло в песок, эвакуировано, разграблено и разворовано, то немногое, что осталось, ржавеет и рассыпается под действием природных сил, а памятники советской Атлантиды, ушедшей безвозвратно в реки и воды времени суперцивилизации, создававшей грандиозные в творческом замысле и безупречно работавшие для ее развития механизмы, остаются немым укором ныне живущим и копошащимся вокруг, задрав головы, варварам-муравьям с мобильниками в руках.

 

Skrunda,  "Kombinats", 2.08.2005